РУС ENG 

Интервью Председателя Счетной палаты Татьяны Голиковой "Российской газете"

2 февраля 2017 г.

А вы как считаете?

Татьяна Голикова о повышении пенсионного возраста, налоге на богатых, ценах на лекарства, зарплатах и футболе

Надо ли вводить в России налог на богатых? Как снизить цены на лекарства? Что будет с российской экономикой в этом году?

На эти и другие вопросы на «Деловом завтраке» в «Российской газете» ответила председатель Счетной палаты Татьяна Голикова.

О накоплениях и тратах

Татьяна Алексеевна, можете сделать прогноз развития экономики?

Татьяна Голикова: Мы вполне благоприятно вошли в 2017 год. Но понятно, что благополучие держится на позитивном нефтяном тренде. Пока можно ожидать более высоких темпов роста, чем в 2016 или в 2015 году. На второе полугодие запланировано повышение зарплаты бюджетникам в соответствии с указами президента. И нужно равномерно распределить расходы, чтобы это не увеличило инфляцию.

В 2017 году при цене 40 долларов за баррель законом о бюджете предполагается полное использование Резервного фонда. Также планируются траты в 670 млрд руб. из Фонда национального благосостояния. Если бы мы отказались хотя бы от распечатывания ФНБ и чуть-чуть сохранили Резервный фонд в условиях складывающейся цены на нефть и дополнительных доходов, это было бы правильное решение.

О налогах

Налоги сейчас одна из самых обсуждаемых тем. Почти 80% льготников, которым положены лекарства, выбирают вместо них деньги. Между тем вы ранее заявляли о дополнительных мерах поддержки бедных. Что это за меры?

Татьяна Голикова: Выбор денег - однозначно плохой. Получается, что нужда, когда приходится выбирать - купить продукты или лекарства, - превалирует над здоровьем. И количество граждан, которые сегодня находятся за чертой бедности, пока, к сожалению, не уменьшается.

Чтобы определиться с дополнительной помощью, нужно четко знать, в отношении каких категорий граждан ее выстраивать.

В этом году проведем в регионах отдельную проверку по обеспечению населения лекарствами, проанализируем решения местных властей в этой сфере. Отдельно посмотрим и на ситуацию с льготниками.

В минфине высказываются либо за пособия по нуждаемости для бедных, либо за сокращение льготных категорий. Какой может быть поворот?

Татьяна Голикова: Иногда акцентирование минфином непопулярных идей заставляет остальных ответственных руководителей задумываться над необходимостью принимать решения.

Как вы относитесь к налогу на богатство? В СМИ прошла информация о том, что 8 миллиардеров владеют 50% всех богатств мира.

Татьяна Голикова: К этой теме много раз подходили, предлагали разные варианты, но пока это ничем не заканчивалось. Скажу так: если мы собираемся делать к маю 2017 года программу структурных реформ до 2025 года, то налоговые темы придется обсуждать в числе первых. Программа должна иметь под собой финансовое обеспечение.

Трудно оценить перспективу налога на богатых. Мы ведь избегаем темы соплатежей населения на пенсионное, медицинское и социальное страхование, а они с налоговой нагрузкой тесно увязаны.

Когда, например, начинаем обсуждать тему прогрессивной шкалы подоходного налога, сохранения на прежнем уровне или повышения его ставки в 13%, то забываем, что возможные соплатежи населения - это увеличение налогов, но в другой форме.

Прежде чем модернизировать систему налогообложения с точки зрения совокупной налоговой нагрузки, надо определиться - будут ли с работника высчитывать какие-то соплатежи.

О пенсионном возрасте

Сейчас обсуждается повышение пенсионного возраста. Вы сказали, что это всего лишь один из элементов возможной настройки пенсионной системы. А остальные элементы какие?

Татьяна Голикова: Дело, прямо скажем, не столько в повышении пенсионного возраста - это даст краткосрочный эффект, а в существующей модели налогообложения фонда оплаты труда предприятий, в размере страховых взносов, которые сегодня отчисляют работодатели. Это касается пенсий, системы социального и обязательного медстрахования. Я по-прежнему считаю, что резервы пополнения бюджетов без увеличения налоговой нагрузки есть.

Никто пока не сказал, по какому пути пойдет пенсионная система. Если мы ограничим налогообложение фонда оплаты труда и установим, что до определенного порога платит работодатель, а сверх него работодатель и работник - например, в корпоративную пенсионную систему, - это один из путей. Мы начинали это обсуждать в 2011-2012 годах. Такой путь мог бы быть частичной альтернативой накопительной части пенсии.

О делах Счетной палаты

Татьяна Алексеевна, Счетная палата рассказывает о вскрытых нарушениях на миллиарды рублей, но потом все как бы уходит в «песок». Люди не знают, были ли заведены уголовные дела, был ли суд?

Татьяна Голикова: Мы не являемся органом, который карает, а выявляем нарушения. Не всегда они связаны с прямым воровством. Но есть нарушения, которые ведут потом к недоплате налогов, к недострою объектов, больниц, коммунальной инфраструктуры.

Когда мы выявляем во время контрольных мероприятий факты, свидетельствующие о необходимости вмешательства правоохранительных органов, мы им направляем наши материалы. Проводятся доследственные проверки. Мы знаем о состоянии этих дел. Другой вопрос, что это очень медленно продвигается. Иногда - годами. Наверное, самое быстрое рассмотрение материалов - это космодром Восточный. Ускорение придал глава государства. К сожалению, по космодрому вскрываются все новые и новые факты.

А что с многострадальным объектом «Зенит-Арена»?

Татьяна Голикова: Дело «Зенит-Арены» началось не на моем веку. Но надеемся, что футбольный турнир Кубок конфедераций-2017 пройдет на этой площадке.

Скромнее надо быть

Топ-менеджеры российских государственных компаний и корпораций должны умерить свои аппетиты в отношении своих зарплат, премий и расходования бюджетных средств. Об этом заявила глава Счетной палаты Татьяна Голикова на «Деловом завтраке» в «Российской газете».

По ее мнению, они должны прислушаться к рекомендации президента Владимира Путина, которую он дал в ходе итоговой пресс-конференции в конце года: «Поскромнее надо быть».

Надеюсь, что они в какой-то мере последуют этому совету, отметила Голикова.

«Результаты проверок Счетной палаты госкомпаний и госкорпораций, акционерных обществ с госучастием мы направляем президенту страны, - отметила она. - Но мы не можем это озвучивать, мы не можем по закону разглашать коммерческую тайну».

Ключевой вопрос

Как снизить цены на лекарства Ваши аудиторы приводили примеры, когда в соседних регионах цены на одно и то же лекарство в 3-4 раза разнятся. Как изменить ситуацию?

Татьяна Голикова: Первое. Регистрацию цен на жизненно важные препараты (ЖНВЛП) впервые провели в 2008 году. Это был кризис, цены резко пошли в гору, наш рынок, к сожалению, был на 90 процентов зависим от импорта. И поэтому цены регистрировали, основываясь на ценах на импортные препараты. Но я считаю, что на тот момент нам удалось несколько сдержать рост цен. Была объявлена программа развития отечественной фармацевтической медицинской промышленности, которую реализует минпромторг.

Второе. Сейчас в регионах создаются системы персонифицированного учета граждан, имеющих право на получение льготного лекарственного обеспечения в соответствии с законодательством.

Третье. Если на федеральном уровне при госзакупках лекарств руководствуются все-таки утвержденным перечнем ЖНВЛП и зарегистрированными ценами, то в регионах за счет госресурсов закупается большое количество препаратов, которые в ЖНВЛП не входят. Речь идет о перечне препаратов, предоставляемых региональным льготникам бесплатно или со скидкой 50%. Такой перечень ежегодно утверждается в рамках территориальных программ. Сейчас он не привязан к перечню ЖНВЛП и значительно различается по регионам в ассортименте и количестве препаратов. К сожалению, некоторые регионы, пользуясь нормативными пробелами, не стремятся сокращать коммерческую составляющую. Очевидна необходимость жесткого нормативного регулирования формирования региональных перечней препаратов.

Как все же удешевить лекарства в рознице?

Татьяна Голикова: Мы должны продолжать программы импортозамещения. Не мешали бы и отдельные элементы протекционистской политики в отношении лекарств, которые мы не производим, с тем, чтобы обеспечить режим благоприятствования для будущих поставок. Послабления найдут свое отражение в снижении цены. У нас разные цены в разных регионах страны, разные перечни льготных лекарств. Человек, переезжая из одного региона в другой, может оказаться не льготником. Однако есть препараты, например, для лечения сахарного диабета, которые признаны льготными почти по всей стране.

Автор: Татьяна Зыкова

Интервью опубликовано в "Российской газете - Неделя" 2 февраля 2017 года

Наверх