РУС ENG 

Интервью Председателя Счетной палаты "КоммерсантЪ FM" в рамках ПМЭФ

2 Июня 2017 г.

«Беспокоит количество граждан, которые находятся за чертой бедности»

Татьяна Голикова — в интервью «Ъ FM» 

Поправки в законодательство, позволяющие перевести госзакупки в исключительно электронный вид, могут быть приняты до конца июля. Об этом заявила глава Счетной палаты Татьяна Голикова в интервью экономическому обозревателю «Коммерсантъ FM» Олегу Богданову в рамках Петербургского экономического форума.

— Первый вопрос связан будет с общей экономической ситуацией. С вашей точки зрения, какие есть плюсы в общем макроэкономическом развитии страны, и какие отрицательные элементы вы отметили?

— Первое, я хотела бы сказать, что все-таки мы наблюдаем небольшие позитивные тенденции за прошедший период времени. И эти позитивные тенденции дали нам возможность, собственно, внести поправки в бюджет.

— Дефицит меньше оказался, чем планировали?

— Дефицит меньше, правительство законодательно его теперь будет уменьшать посредством поправок в закон о бюджете. Что беспокоит? Беспокоят итоги 2016 года — количество граждан, которые находятся за чертой бедности.

— Проблема с уровнем доходов остается?

— Да, недостаточное, как мне кажется, принятие мер всеми уровнями публичной власти по решению этой проблемы.

— Насколько эффективно расходуются бюджетные средства? Как можно оценить эту эффективность, с вашей точки зрения? Есть ли какие-то классические параметры оценки?

— В бюджете, в бюджетном законодательстве есть принцип эффективности, который говорит: наилучший результат при наименьших деньгах. И даже есть соответствующее определение Верховного суда по этому поводу. Но когда ты начинаешь проводить контрольные мероприятия, чтобы оценить, это, конечно, очень сложно. И ты пытаешься ориентироваться в большей степени на достижение результата, на те проблемы, которые были при решении вопроса о достижении этого результата. И конечно, мы пытались найти, как правильно эту ситуацию оценивать. Поскольку мы орган, который исключительно работает по стандартам.

— То есть флажки, за которые вы не заходите? В рамках этих стандартов работаете?

— Да, мы стараемся работать в рамках стандартов, чтобы это было понятно всем объектам, которые мы проверяем. У нас есть прямо стандарт «Аудит эффективности использования средств», и механизм, который мы принимаем, мне кажется, на данном этапе он оправдан — мы с объектом проверки заранее согласовываем показатели, по которым мы определяем аудит эффективности.

— А что больше тревожит? В каких отраслях есть проблемы? Стройка, как всегда?

— Стройка, как всегда, внутри стройки дорожное хозяйство. Закупки…

 

— Были претензии, что не совсем конкурентная среда образовалась.

— Неконкурентная среда образовалась, скорее, в корпоративных закупках, чем в государственных. Все-таки по государственным закупкам мы пытаемся и двигаемся в более или менее позитивном направлении. Хотя годы сложные. Годы экономического спада характеризовались снижением конкуренции, увеличением закупок у единственного поставщика. Но если в рамках государственных закупок есть определенные позитивные сдвиги, то в рамках корпоративных закупок мы пока такого не наблюдаем, по-прежнему они по своим схемам работают.

— Много в прессе говорят о неэффективности расходования средств госкомпаниями. Я понимаю, что журналисты путают государственные компании и акционерные компании, а подходы там различаются, насколько я понимаю…

— Конечно.

Они, во-первых, все разные: государственные корпорации и государственная компания «Росавтодор» — она у нас пока одна. А государственные корпорации — «Росатом», «Роскосмос», «Ростех». А, скажем, ОАО «РЖД», «Роснефть» — это акционерные общества с государственным участием.

Кто-то из них получает ресурсы из федерального бюджета. Перед кем-то центральная власть ставит задачи, которые они должны решать, которые важны для государства, и на это даются соответствующие финансовые ресурсы. Кто-то не получает средств из бюджета. Не знаю, скажет вам что-то цифра: на последнюю дату 2017 года свободные средства — 160 млрд руб., которые не находятся в обороте, а просто находятся на депозитных счетах государственных корпораций и компаний без учета акционерных обществ. Это их собственные свободные средства.

— Но все же, возвращаясь к системе госзакупок, много тут проблем было, новая конфигурация должна вот сейчас создаваться, правильно?

— Очень тяжело идет. Предполагалось, что мы перейдем в 2017 году на электронные торги окончательно, но не перешли. Теперь срок перенесен на середину 2018 года. Сейчас готовятся дополнительные системные поправки в законодательство по закупкам, буквально в скором времени, надеюсь, до завершения сессии Государственной думы мы их все-таки окончательно обсудим и примем по ним решение.

— Сегодня в рамках форума была панель, посвященная новым технологиям, блокчейну, Игорь Шувалов говорил о том, что на блокчейн можно перевести и госзакупки в том числе, будет очень быстро и понятно. Эти технологии далеки пока, наверное?

— Пока они от нас далеки. Они постепенно завоевывают площадку. Дело в том, что не все органы к этому готовы — кто-то очень сильно продвинут по использованию этой информации, кто-то вообще никак не готов и вообще пока это даже не использует в своей практической жизни.

— Плохо понимают?

— Плохо понимают. Мало иметь просто информационный ресурс, надо же понимать, как им управлять, какую аналитику выстраивать, какие управленческие решения на основе этой аналитики принимать. Аналитика во имя аналитики просто ни к чему не приведет. 

Интервью прозвучало на радио «КоммерсантЪ FM» 2 июня 2017 года 

Наверх