РУС ENG 

Интервью аудитора Счетной палаты Сергея Штогрина журналу "Главбух"

9 Сентября 2019 г.

Что и зачем Счетная палата предлагает изменить в проверках НДС

Счетная палата проверила, как налоговики собирают НДС, и внесла предложения, как повысить эффективность ФНС в этой части. Прокомментировать отчет, опубликованный по итогам проверки, согласился его автор, аудитор Счетной палаты Сергей Иванович Штогрин.

ГЛАВБУХ: Сергей Иванович, Счетная палата обнародовала отчет по итогам проверки налоговиков. Проверяли, как собирают НДС. Расскажите, когда и как проходила проверка.

СЕРГЕЙ ШТОГРИН: Проверочные мероприятия были в период с ноября 2018 года по февраль 2019 года. Счетная палата проверяла, как УФНС России по г. Москве и его территориальные налоговые органы администрировали НДС и взаимодействовали с таможенными органами в 2015–2017 годах и в истекшем периоде 2018 года.

С чем вы связываете рост поступлений НДС в бюджет в этот период?

Ключевой фактор — изменения в Налоговом кодексе, которые обязали налогоплательщиков НДС сдавать декларации в электронном виде. Эти поправки изменили подход к проведению мероприятий налогового контроля и положительно повлияли на поступление налога в бюджет. Так, по столичному УФНС доля вычетов в сумме исчисленного по налогооблагаемым операциям НДС снизилась на 2,9 процентного пункта: с 92,2 процента в 2014 году до 89,3 процента в 2018 году.

Эффективно администрировать НДС налоговикам удается в том числе благодаря программе АСК НДС-2. Нашлись умельцы, которые пытались обмануть ее с помощью уточненок. Удалось ли таким недобросовестным налогоплательщикам незаконно получить вычеты НДС?

После того как с 2015 года ввели обязанность сдавать электронную декларацию по НДС, некоторые налогоплательщики обернули возможность корректировать отчетность в свою пользу. В проверенный период программные комплексы ФНС не запрещали поставить любой номер корректировки вплоть до 999, даже если до этого организация не сдавала уточненные декларации с предыдущими номерами корректировок. В итоге если после корректировок с номерами 50, 52, 99, 999 организация подавала уточненную декларацию по НДС с меньшим номером корректировки, то она не проходила обработку в программе ФНС. Данные о суммах НДС из этой декларации не разносились в карточку расчетов с бюджетом.

Вместе с тем фактов незаконного получения налогоплательщиками вычетов по НДС в результате применения таких схем в ходе контрольного мероприятия Счетная палата не установила.

За опоздание с декларацией по НДС есть административный штраф на должностных лиц. Проверка Счетной палаты показала, что налоговики не торопятся выписывать такие штрафы. Логика понятна: сумма небольшая, и ее взыскание идет в минус бюджету. Вы предлагаете решить эту проблему, повысив штрафы?

Если налогоплательщик в срок не сдает декларацию, то максимальный штраф, который взыскивается с должностного лица, — 500 руб. (ст. 15.5 КоАП. — Примеч. ред.). Затраты на то, чтобы составить один протокол о правонарушении, направить материалы на рассмотрение в суд и оплатить судебные расходы, превышают штраф в пять раз.

Увеличение штрафа позволит перекрыть траты федерального бюджета, и норма по привлечению к ответственности за несдачу декларации реально заработает.

Проверка Счетной палаты показала, что налоговики иногда аннулировали декларации по НДС. Вправе ли они так поступать?

При проверке в УФНС по городу Москве выявлены сведения о 2778 аннулированных и 81 сторнированной декларации по НДС. В июле 2018 года ФНС направила в инспекции письмо с инструкцией по отзыву или аннулированию деклараций по НДС и налогу на прибыль (письмо ФНС от 10.07.2018 № ЕД-4-15/13247. — Примеч. ред.). Но в настоящее время отсутствует правовой акт, который устанавливает основания для такой процедуры. По предложению Минюста письмо отозвали 2 ноября 2018 года.

Счетная палата внесла предложение, чтобы организации на проверках НДС сдавали инспекторам все документы в электронном виде. Не вызовет ли это изменение отторжение со стороны бизнеса? Многие не торопятся переходить на электронный документооборот, считая его слишком дорогим удовольствием.

Думаем, что предложение актуально и не вызовет негативной оценки бизнес-сообщества. Объем бумажных документов, которые компании представляют налоговикам при проверке, исчисляется тысячами страниц в квартал. Организации тратят время и деньги на то, чтобы сделать копии документов, сброшюровать и пронумеровать их, а также доставить в инспекцию. Инспекция обязана хранить полученные документы. Для этого нужны архивы, которые строятся за счет федерального бюджета.

Если сдавать все документы в электронном виде, это снизит временные и финансовые затраты организаций, а инспекторам позволит быстрее и эффективнее проводить мероприятия налогового контроля. Так что предлагаемые изменения, по нашему мнению, выгодны как для бюджета, так и для бизнеса.

Вы предлагаете изменить отсчет двухмесячного срока камеральной проверки декларации по НДС. Предлагаете считать срок с 25-го числа месяца, следующего за отчетным кварталом. Почему?

Декларации по НДС налогоплательщики сдают не позднее 25-го числа месяца, следующего за отчетным кварталом (ст. 174 НК. — Примеч. ред.). По факту большинство организаций сдают декларации в последний день срока, 25-го числа. Но есть компании, которые заявляют НДС к возмещению и подают отчетность раньше: с 3-го по 12-е число месяца, следующего за отчетным кварталом. Налоговики проводят проверку при помощи программы АСК НДС-2 в течение семи рабочих дней после 25-го числа месяца, следующего за кварталом. Декларации, которые представлены раньше срока, при помощи АСК НДС-2 налоговые не проверяют до 25-го числа. Ведь до этой даты в программном комплексе недостаточно данных для сопоставления отчетов поставщиков и покупателей. Получается, что по декларациям, которые сданы до 25-го числа, сокращается срок проведения камеральной проверки. Поправка, которую мы предлагаем внести в пункт 2 статьи 88 Налогового кодекса, позволит повысить качество контроля и обеспечит синхронизированный перекрестный анализ сведений в декларациях, которые представлены до 25-го числа.

В то же время потребуется разработать дополнительный регламент проведения мероприятий налогового контроля, в случае если организация ликвидируется или подает уточненную декларацию.

Счетная палата дает заключения на все законопроекты, в том числе налоговые. Когда в последний раз вы давали отрицательное заключение по проекту? Что с ним было не так?

Счетная палата последовательно не поддерживает три вида законопроектов. Во-первых, это проекты, которые приводят к значительному снижению доходов бюджета и не имеют достаточного финансово-экономического обоснования. Во-вторых, проекты, необоснованно расширяющие перечень льгот. В-третьих, проекты, которые увеличивают фискальную нагрузку на плательщиков.

Например, Счетная палата не поддержала законопроект, который предлагал сохранить до 1 января 2023 года право на вычет НДС для некоторых концессионеров. Речь идет о входном налоге по товарам, которые приобретены за счет бюджетных инвестиций, по концессионным соглашениям, заключенным до 1 января 2018 года. Такой проект создал бы неравные условия для концессионеров, которые заключают новые соглашения. Кроме того, он привел бы к уменьшению доходов федерального бюджета из-за возмещения концессионерам сумм НДС, объем которых в материалах к законопроекту не определен.

В Налоговый кодекс планируется включить так называемые неналоговые платежи. В частности, утилизационный и гостиничный сборы, сбор за пользование автомобильными дорогами. Бизнес не в восторге от этих поправок. А вы считаете их необходимыми?

Счетная палата не поддерживает предложение выборочно включить отдельные обязательные неналоговые платежи в Налоговый кодекс без того, чтобы изменить действующий порядок их уплаты. Мы предлагаем провести инвентаризацию платежей, которые есть в стране. Прежде чем вносить изменения, следует проверить экономическую целесообразность этих платежей, цель взимания, обоснованность ставок, уровень фискальной нагрузки, оценить их регулирующее воздействие.

К примеру, сейчас идет эксперимент по курортному сбору. Пока не подведены итоги этого эксперимента, рано говорить об успешной практике его взимания. Вводить экологический налог взамен платы за негативное воздействие на окружающую среду, по нашему мнению, тоже пока рано. Для начала надо создать прозрачную систему экологического регулирования. По остальным платежам также есть существенные замечания.

Что, по-вашему, можно улучшить в законопроектной деятельности?

Я бы усовершенствовал требования к финансово-экономическому обоснованию, которое вносится вместе с законопроектом, включив в него результаты оценки регулирующего воздействия и затраты государства на администрирование предлагаемых законопроектом норм. Сейчас требования к такому обоснованию не определены. Поэтому зачастую его составляют формально. К примеру, ограничиваются фразой, что принятие законопроекта не приведет к дополнительным расходам бюджета, забывая упомянуть о влиянии на доходы.

Любой законопроект выносится на общественное обсуждение. В заседаниях, которые проходят в Торгово-промышленной палате России, участвуют представители бизнеса. Но часто бывает, что законопроект, который проходит второе чтение в Госдуме, существенно отличается от первоначального. Как вы считаете, это нормальная практика или нужно ее менять?

Концепция законопроекта, принятого в первом чтении, не должна изменяться поправками ко второму чтению. Принимаемые таким образом нормы не проходят необходимые для законопроекта процедуры. По ним часто отсутствует финансово-экономическое обоснование и оценка регулирующего воздействия. Это повышает риск того, что в итоге будут приняты не проработанные до конца нормы. Пример — новая глава НК «Торговый сбор». К сожалению, такая практика пока существует. Ее надо менять.

Интервью вышло в журнале "Главбух" 7 сентября 2019 года


Наверх