РУС ENG 

Счетная палата не досчиталась инвалидных колясок, "Известия"

3 Февраля 2017 г.

После аудиторской проверки Минтруд решил изменить подход к выдаче технических средств реабилитации

Счетная палата подвела итоги проверки эффективности расходования средств федерального бюджета на закупку кресел-колясок для инвалидов в 2014–2015 годах и истекшем периоде 2016 года. Выяснилось, что регионы не обеспечили колясками 32% нуждающихся, а Фонд социального страхования — 19%. Как рассказали «Известиям» в Министерстве труда и соцзащиты, ведомство намерено изменить подход к выдаче кресел-колясок по индивидуальной программе реабилитации (ИПР). Это хоть и не решит проблему полного обеспечения инвалидов колясками, но позволит им получить подходящее техническое средство реабилитации (ТСР). В общественных организациях инвалидов уверены, что каждую коляску нужно подбирать индивидуально и стандартных подходов в этом вопросе быть не может.

По данным Счетной палаты, обеспечение инвалидов креслами-колясками в целом остается недостаточным.

«Отсутствует должный контроль за качеством составления индивидуальных программ реабилитации в части рекомендаций кресел-колясок, — отметили аудиторы Счетной палаты. — В результате в ИПР фиксируются как недостаточные характеристики рекомендуемых колясок, которые не учитывают в полной мере индивидуальные особенности инвалидов, так и избыточные. Например, из 62 проверенных ИПР в Алтайском крае только в 13 содержались индивидуальные характеристики инвалида, предусмотренные приказом Минтруда России № 998н. Отсутствие индивидуальных характеристик в ИПР часто приводит к отказам от приобретенной коляски».

Счетная палата также обнаружила, что при назначении кресла-коляски положениями приказа № 998н не предусмотрен учет условий жизни инвалида.

«В частности, при принятии решения государственным учреждением медико-социальной экспертизы об обеспечении креслами-колясками с электроприводом, имеющими значительный вес и габариты, не учитываются жилищные условия инвалида: наличие лифта, пандуса, размеры квартиры и другие социальные условия», — считают аудиторы.

Во всех проверяемых регионах нарушались сроки выдачи инвалиду направления на получение или изготовление изделия.

Предыдущая проверка Счетной палаты показала, что в перечне ТСР значится большое количество товаров, схожих по техническим характеристикам, но различающихся по цене и наименованию. К их числу относятся и кресла-коляски. В ведомстве считают, что это приводит к необоснованным тратам, и рекомендуют пересмотреть нормативы и номенклатуру ТСР и сократить перечень товаров с аналогичными параметрами.

В рамках плана мероприятий по устранению нарушений, выявленных Счетной палатой, Минтруд предложил конкретизировать федеральный перечень кресел-колясок, которые имеют схожие медицинские показания и противопоказания для обеспечения ими инвалидов.

— Чтобы учесть в предоставляемом техническом средстве реабилитации как индивидуальные параметры инвалида, так и технические характеристики кресел-колясок, проектом приказа предусмотрено выделение в отдельные группы кресел-колясок, имеющих типовые стандартные решения по комплектации, и кресел-колясок, по которым должно быть принято индивидуальное решение с учетом вида нарушенных функций инвалида, ­— пояснили «Известиям» в ведомстве.

По мнению Минтруда, это позволит более дифференцированно подходить к назначению ТСР и учитывать индивидуальные параметры инвалида.

При этом ведомство подчеркивает, что ни о каких изъятиях ТСР из этого перечня речи быть не может. Подбор необходимых инвалиду технических средств реабилитации по-прежнему будет осуществляться индивидуально, с учетом имеющихся у него ограниченных функций и индивидуальных потребностей. Выделение группы стандартных колясок, по расчетам Минтруда, должно помочь специалистам медико-социальной экспертизы принимать правильные решения по выдаче колясок.

Общественные организации инвалидов считают, что никакой стандартизации в вопросе подбора инвалидных колясок быть не может.

— Все коляски должны подбираться индивидуально: и с учетом антропометрических данных, и в учетом двигательных возможностей человека, — пояснил «Известиям» председатель Всероссийского общества инвалидов, депутат Государственной думы РФ Михаил Терентьев. — Это не всегда соблюдается, потому что в условиях конкурсных процедур индивидуальные особенности человека очень тяжело учесть. В результате процесс получения коляски может сильно затянуться. Также до сих пор встречается настойчиво дискриминирующее требование со стороны административных органов: берите это, иначе ничего не получите.

По мнению депутата, выходом из ситуации могло бы стать введение системы реабилитационных сертификатов. Инвалид, получивший сертификат на коляску, обращается к единому поставщику, с которым государство заключает договор на поставку определенного числа колясок. Поставщик заинтересован в том, чтобы клиент был удовлетворен его продукцией, поэтому он постарается подобрать правильную модель.

— Появление такого сертификата позволит осуществлять индивидуальный подход, пояснил Михаил Терентьев. ­ Кроме того, оно будет способствовать развитию отечественной реабилитационной индустрии. Сейчас участники торгов борются за контракт только снижением цены. А в случае введения сертификата они будут бороться за потребителя, которого можно привлечь только хорошим соотношением цены и качества.

По словам депутата, система уже успешно работает в пилотных регионах.

— По этой схеме в 2016 году закупалось примерно 30% колясок, — отметил Михаил Терентьев. — По данным Счетной палаты, отказов инвалидов от колясок при работе по этой схеме вообще не было. А система конкурсных процедур давала сбой.

Руководитель отдела региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Мария Генделева считает, что в вопросе закупки инвалидных колясок нужно полностью отказаться от конкурсов и перейти к индивидуальному подбору колясок.

— Коляска — это такое же индивидуальное средство, как обувь, — пояснила Мария Генделева. — Вы подбираете не только размер, но и модель, качество, дизайн по своим потребностям. Но пар обуви может быть несколько, на разные случаи жизни, а коляска у инвалида одна. И если ему постоянно будет дискомфортно, то либо его жизнь превратится в ад, либо он постарается поменьше двигаться.

По мнению Марии Генделевой, сейчас индивидуального подхода в подборе колясок нет, а размер компенсации за самостоятельно приобретенное ТСР в разы меньше затрат на него.

— Сотрудники медицинской экспертизы, как правило, не имеют достаточной квалификации в сфере подбора колясок, потому что они медики широкого профиля. Недавно я встретила в Сочи инвалида, у которого не работают ноги и руки и он управляет коляской с помощью подбородка. Он рассказал мне, что когда проходил экспертизу, его уверяли, что таких колясок не существует. Поэтому ему в ИПР вписали обычную коляску, — рассказала Мария Генделева.

По мнению эксперта, подбором коляски должна заниматься команда врачей, куда будут входить реабилитолог, травматолог, другие специалисты. Они смогут учесть динамику состояния инвалида. Индивидуальный подбор коляски, безусловно, повысит расходы на эти ТСР, но значительно улучшит качество жизни инвалидов. А экономия будет достигаться сохранением их здоровья. Ведь неправильно подобранная коляска влечет за собой появление новых патологий и, как следствие, необходимость в дополнительных средствах реабилитации.

Автор статьи: Валерия Нодельман

Статья опубликована на сайте газеты «Известия» 2 февраля 2017 года

Теги:
коляски
Наверх