РУС ENG 

Фискальная нейтральность не спасет экономику, "Независимая газета"

19 Июля 2017 г.

Сохранение высокой налоговой нагрузки будет тормозить рост ВВП

В правительстве РФ не могут добиться оживления экономики до темпов выше среднемировых, как того требует президент Владимир Путин. Вчера в Госдуме министры бросили пробный шар: на парламентские слушания они представили программные документы, в которых пожелания президента просто игнорируются. В «Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2018–2020 годы» ускорение экономики не предполагается. На этот скользкий момент указала председатель Счетной палаты Татьяна Голикова. Однако официальный ученый-экономист Владимир Мау нашел подходящие аргументы: он посоветовал не делать фетиш из темпов роста ВВП. Ускорение не должно быть самоцелью – заявил Мау.

О бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политике на ближайшие три года вчера рассказал глава Минфина Антон Силуанов. Базовые условия, на которые рассчитывает правительство, это «крепкий платежный баланс, низкая инфляция и снижающаяся зависимость от цен на нефть». Представленный Минфином проект формально не предполагает повышения фискальной нагрузки на ближайшую трехлетку. «Важна предсказуемость фискальных условий, стабильность налоговой нагрузки», – сообщил министр. «Сбалансированный бюджет – залог того, что мы не будем увеличивать налоговую нагрузку. И все те предложения, которые мы закладываем в нашу налоговую политику, базируются на том, что налоговая нагрузка повышаться не будет», – пообещал он, сообщив, что в основу документа заложен принцип фискальной нейтральности. «То есть для добросовестных налогоплательщиков налоговая нагрузка не должна повышаться – это одна из аксиом документа, который мы сегодня рассматриваем», – объяснил он. Что это фактически должно будет означать, пока не очень понятно. Однако вторая часть выступления министра касалась необходимости «обеления серого сектора».

В частности, глава Минфина высказался за улучшение администрирования налогов, для того чтобы хоть частично обелить серый сектор. «Значительный потенциал повышения собираемости налогов лежит в периметре зарплатных налогов. Мы знаем, что сегодня около 10 трлн руб. – это те неучтенные доходы населения, с которых не платятся налоги, в том числе и страховые взносы», – сказал глава Минфина на парламентских слушаниях в Госдуме. «Ситуация, когда у предприятий-конкурентов в схожих условиях уровень оплаты отличается в разы, это просто необъяснимо. Мы здесь должны обсудить возможность создания дополнительного экономического стимула путем обеления тех зарплат, которые еще сегодня платятся в конвертах, это задача налоговой политики и налоговых предложений, которые мы сегодня формируем»,   – сообщил Силуанов, добавив, что автоматизация большого массива данных может помочь сократить теневой сектор.

Если речь идет о предсказуемости налоговых платежей, надо говорить и о неналоговых сборах, неналоговых платежах, поскольку они также в целом влияют на уровень налоговых изъятий, продолжил Силуанов. Для их учета в Минфине предлагают озаботиться созданием кодекса неналоговых платежей. «Сегодня мы разрабатываем кодекс неналоговых платежей, где будут установлены понятные правила их взимания, прозрачности, этот кодекс включит в себя все неналоговые сборы и платежи», – пообещал министр. Другой вопрос – означает ли необходимость составления такого кодекса не слишком точное понимание властями уровня фискальной нагрузки?

В целом планы Минфина на ближайшие три года можно описать всего тремя словами: «прослеживаемость», «маркировка» и «администрирование». Именно эти слова Антон Силунов повторил не один раз.

Примечательно, что правительственные заявления о сохранении нынешней «стабильности» независимые экономисты воспринимают весьма критически. На сегодняшний день в России мы наблюдаем скорее «стабильность тяжелейших налогов», и власти фактически обещают нам их и дальше не снижать. «Зачем этот груз (высокие налоги. – «НГ»), который каждый тащит на своих плечах, не в состоянии распрямиться? Мы не сможем с ним вырасти! Нам, наоборот, нужна нестабильность», – замечает на своей странице в Facebook председатель научного совета Института экономики роста им. Столыпина Яков Миркин. По его словам, большое заблуждение считать, что «если вас придавить и обещать, что придавливать больше не будут, то вы обязательно начнете вставать, развиваться и куда-то стремиться». Ведь замороженная экономика, загоняемая в футляр, не может быть устойчива.

Как замечает Миркин, текущая «стабильность и предсказуемость фискальных условий» совершенно не гарантирует экономического роста. «К примеру, доходы «общего правительства» составляют 38,5% ВВП (2015 год, МВФ). Все это на уровне Канады (39,2%), Великобритании (38,5%), Японии (38%), Чехии (38,1%). Но это экономики, растущие на самых низких скоростях. Чтобы «догнать и перегнать», нам нужны темпы роста от 4–5% и выше. При таком налоговом бремени они невозможны. Чтобы их достичь, фискальное бремя должно быть не больше хотя бы 32–33% ВВП. Динамичная Южная Корея – 34,3% ВВП, США – 31,8%, Китай, по-прежнему делающий выше 6% в год, – 28,6%, экономика Польши, росшая даже во время кризиса 2008 года, – 33% (2015-й, МВФ)», – приводит примеры он, напоминая, что пока что собираемость ключевых налогов в РФ последовательно снижается. «Существующие ставки налогов и квазиналогов рассчитаны на фискальное бремя выше 42–43%», – указывает он, полагая, что стабильность при таких условиях не более чем «стабильность чугунного утюга».

В обсуждаемом сегодня документе фактически не отражены задачи президента Владимира Путина по выходу экономики РФ на темпы роста выше среднемировых на рубеже 2019–2020 годов. «Предложенный сегодня вариант фиксирует ежегодный 1,5-процентный рост, что заметно ниже прогнозируемых темпов роста мировой экономики. При этом в составе основных параметров прогноза социально-экономического развития содержится так называемый целевой вариант, который отражает выполнение поставленной задачи в части роста ВВП, однако в «Основных направлениях» достижение поставленной цели не предполагается», – замечает глава СП, отмечая, что вместе с тем «Основные направления» перечисляют внутренние структурные проблемы РФ, мешающие экономическому росту.

По мнению же экспертов «НГ», критика в данном аспекте может быть сдержанней. «Еще большой вопрос, насколько в таком документе должен прослеживаться этот момент. В записке и комментариях – скорее всего да. Но вряд ли сам текст непосредственно должен содержать цели по экономическому росту», – сомневается директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Кроме целей экономического роста некоторое недоумение у главного контролера вызывает и заявленный в «Основных направлениях» принцип фискальной нейтральности. «Это оправданно в сегодняшних условиях. Вместе с тем предлагается рассмотреть возможность создания дополнительного экономического стимула для обеления зарплаты путем изменения структуры налоговой нагрузки со снижением ставок прямых налогов на труд и повышением ставок косвенных налогов. Но экономические и социальные эффекты такого маневра неочевидны и на сегодняшний день не подкреплены какими-либо доказательными аргументами», – обращает внимание Голикова.

Кроме того, отсутствует и долгосрочная стратегия по выводу из тени самозанятых граждан, о которых говорит глава Минфина, продолжают в СП. «В свою очередь, пока что реализуемые законодательные новации по добровольной регистрации физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, в налоговую службу пока своих результатов не дали. На 1 июля количество поданных заявлений составляет 213. При этом по-прежнему воспроизводится проблема завышенного расчета численности неработающего населения с возложением на регионы дополнительной финансовой нагрузки при расчете бюджета Фонда ОМС», – указывает глава ведомства.

Так же как и в прошлом году, в «Основных направлениях» содержится различное описание мер по повышению эффективности расходов, продолжает Татьяна Голикова. «Но, к примеру, не предлагается никаких существенных изменений в регулировании корпоративных закупок. Хотя в этом секторе совершается 1,5 млн закупок на сумму 26 трлн руб., то есть по количеству в два раза меньше, чем в сфере государственных и муниципальных закупок, а по сумме в четыре раза больше. Эта сфера характеризуется низкой степенью эффективности и конкуренции, что также чрезвычайно важно для целей развития экономики.

Не отразил Минфин в новом документе и эффективность мер поддержки институтов развития. «По нашей экспертной оценке, на такого рода господдержку только из федерального бюджета было выделено – с учетом 2017 года – 5,1 трлн руб. Состав и качество ключевых показателей эффективности институтов развития несовершенны, постоянно меняются, не связаны между собой, что не дает возможности оценить их вклад в создание общей инновационной системы страны», – заключила Голикова. Напомним, к таким институтам относятся, в частности, ВЭБ, Российская венчурная компания, «Роснано», Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, АИЖК.

Автор статьи: Ольга Соловьева

Статья опубликована в «Независимой газете» 19 июля 2017 года

Наверх