РУС ENG 

Счетная палата раскритиковала зоны экономических льгот, "Forbes"

22 Октября 2018 г.

Счетная палата выступила с очередной критикой особых экономических зон в России — за двенадцать лет существования они так и не привели к желаемому экономическому росту. Эксперты считают, что для инвесторов главное не наличие льгот, а понятные люди во главе региона

Особые экономические зоны (ОЭЗ) в России так и не стали настоящим подспорьем для российской экономики спустя двенадцать лет их существования. К такому выводу пришла Счетная палата в очередном обзоре деятельности ОЭЗ в 2017 году (есть у Forbes). За все время на особые экономические зоны было потрачено 131 млрд рублей бюджетных денег.

Особая экономическая зона — это территория с особым юридическим статусом, рядом налоговых и таможенных льгот (по налогу на прибыль, земельному налогу, налогу на имущество и т.д.) ОЭЗ формируются для развития отдельных отраслей экономики, курортов, портов и транспортной инфраструктуры по аналогии со спецзонами в Китае и Индии.

В России создание таких зон началось в 2005 году. Срок их действия ограничен 49 годами без права продления, а управлением ОЭЗ занимается специально для этого созданная компания «Особые экономические зоны», которая принадлежит Минэкономразвития. Правительство за 2010-2017 годы приняло решение о закрытии 11 ОЭЗ из-за их неэффективности.

В 2017 году официальный представитель Минэкономразвития Елена Лашкина говорила РБК, что министерство пересмотрело подходы к созданию новых ОЭЗ. Теперь правительство просчитывает рентабельность проектов и срок окупаемости.

Вечные проблемы

На сегодняшний день в России действуют 25 спецзон, и 10 из них Счетная Палата по итогам проверки в 2017 году признала неэффективными. Большую часть в этом списке составляют зоны, посвященные развитию туризма. Семь из десяти неэффективных зон получили из бюджета 55 млрд рублей, а привлекли от инвесторов всего 7,6 млрд рублей.

Наибольшая доля инвестиций от резидентов была привлечена всего тремя зонами — в Республике Татарстан («Алабуга»), в Липецкой области в в Санкт-Петербурге. На их долю пришлось почти 300 млрд рублей, или 67% привлеченных денег, отмечает Счетная Палата. Но эти зоны были созданы в изначально благополучных регионах с точки зрения инвестиционного климата, уточняется в отчете. В прошлом году Счетная палата публиковала похожую критику, только к ряду успешных регионов была причислена еще и Самарская область.

Еще одна проблема ОЭЗ — это неполное исполнение субъектами федерации обязательств по финансированию строительства инфраструктуры. На 1 января текущего года не выполнено порядка 7% обязательств региональных бюджетов.

Также Счетная палата обращает внимание, что на начало 2018 года не определены источники финансирования строительства объектов на общую сумму порядка 200 млрд рублей, и есть риски, что на это потребуются средства из бюджета. При этом по сравнению с 2017 годом стоимость недостроенных объектов увеличилась 2,6 раз.

Счетная палата не в первый раз обращает внимание на эффективность работы особых зон. В 2017 году ведомство критиковало особые экономические объекты за то, что под их куполом так и не было создано необходимого количества рабочих мест. Вторая претензия заключалась в низкой налоговой отдаче, а третья — в отсутствии четкой стратегии развития особых зон и территорий опережающего развития (ТОР). Вызывала вопросы и система финансирования строительства инфраструктуры в ОЭЗ.

Годом ранее вопросы к деятельности ОЭЗ возникли у Генпрокуратуры. Ведомство заострило внимание на том, что получаемые из бюджета средства длительное время не используются, а просто лежат на депозитах. Также Генпрокуратура отметила высокие премии сотрудников управляющих компаний особых зон, которые не привязаны к KPI, и отсутствие единой стратегии развития объектов и инфраструктуры.

Без инвесторов

За время существования особые зоны так и не успели повлиять на развитие инфраструктуры — дело ограничилось строительством промпарков и прочих, так и не ставших эффективными, объектов, заключила в своем обзоре в 2017 году инфраструктурная компания InfaOne. Счетная палата при этом отмечала, что даже немногие созданные объекты инфраструктуры были построены с нарушением сроков во всех ОЭЗ без исключения.

Главными причинами неудачи при запуске ОЭЗ стали несогласованность действий между инвесторами и властями, проблемы с управлением, прозрачностью и определением источников финансирования, говорит руководитель InfraOne Research Александра Галактионова.

«Также власти регионов регистрировали ОЭЗ и, иногда еще не найдя инвесторов, начинали инвестировать, а инвесторы могли и не прийти. Многие такие территории впоследствии ликвидировали вообще без резидентов», — отмечает эксперт.

В России уже достаточно длительный опыт создания опережающих зон развития за счет экономических льгот, но каждый этап впоследствии признавался недостаточно эффективным, вспоминает главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.

Парадокс в том, что до 2014-2015 годов, когда произошло значительное падение притока иностранных инвестиций, в качестве лидеров ускоренного развития выступали регионы, не наделенные особым статусом или льготами, говорит эксперт. Например, Калужская, Ульяновская и Белгородская области достигли успехов в стимулировании экономического роста и привлечении инвестиций до создания особых экономических зон. «При этом в основе улучшений было улучшение инвестиционного климата за счет более стабильных правил ведения бизнеса и снижения административного давления», — отмечает он.

Лисоволик убежден, что успешность привлечения инвестиций в регионы зависит не от налоговых послаблений со стороны государства, а от качества инвестиционного климата, уровня человеческого капитала в регионе, в том числе в администрации. «А особый режим оказывается вторичным фактором», — заключил экономист.

Автор статьи: Юлия Титова

Статья опубликована «Forbes» 22 октября 2018 года

Теги:
ОЭЗ
Наверх