РУС ENG 

Выступление Председателя Счетной палаты Алексея Кудрина на пленарном заседании Госдумы по вопросу о внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов»

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые депутаты,

Сегодня Счетная палата представляет наиболее важные замечания к проекту федерального закона.

В прогнозе социально-экономического развития в 2018 году изменено много самых главных макроэкономических показателей.

Ожидаемая цена на нефть существенно увеличена – с 61,4 доллара за баррель до 69,6 доллара за баррель. Это больше соответствует сложившейся динамике.

Но, не смотря на существенный рост цены на нефть – почти в два раза с середины прошлого года – мы видим, что темпы роста на этот год в прогнозе снижаются - с 2,1% до 1,8%.

Нефтегазовые доходы и внешние благоприятные конъюнктурные условия в этом году не помогли даже добиться планового прогноза по экономическому росту. В новом прогнозе на следующий год Правительство показало дальнейшее снижение темпов экономического роста до 1,3% ВВП.

Можно ожидать, что замедление роста в 2019 году может оказаться не 1,3%, а меньше.

Прогноз по уровню инфляции увеличен в этом году до 3,4 %. Но, по мнению Счетной палаты, инфляция окажется выше, ближе к 4% .

Это, конечно, повлияет и на доходы населения.

В прогнозе рост реальных денежных доходов населения на этот год поставлен как 3,4 %. Но, поскольку за январь-сентябрь он составил пока 1,7%, а последние два месяца реальные доходы падали, мы ожидаем, что рост реальных доходов будет существенно меньше, возможно, даже нулевым в этом году и мы снова не вырастем по реальным доходам.

Общий объем расходов по проекту закона увеличится на 218 млрд руб. Вместе с тем, с учетом полномочий Правительства по перераспределению отдельных статей и остатков, которые были на начало года, в размере 637 млрд, общие расходы увеличиваются на 855 млрд руб. и ожидаемые исполнение бюджета по расходам на конец года составит 17 трлн 447 млрд руб.

Наибольшее увеличение бюджетных ассигнований предусматривается по программам «Развитие федеративных отношений и ответственного управления региональными и муниципальными финансами» (на 112,1 млрд), «Управление государственными финансами и регулирование финансовых рынков» (на 40,9 млрд руб.) В рамках этой статьи, как уже было сказано, основная сумма – больше 20 млрд – на внесение в капитал Внешэкономбанка. На «Развитие образования» добавляется 11,2 млрд руб., на «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» - 9,7 млрд руб.

Также по целому ряду статей предлагается снижение расходов. В основном, это ресурсы, которые были заложены на отдельные социальные программы, но не востребованы, поэтому Правительство предлагает их снизить.

По соцподдержке граждан снижение на 18 млрд руб., по содействию занятости – на 8,2 млрд. руб., по социально-экономическому развитию Крыма и Севастополя – на 7,2 млрд руб., по развитию сельского хозяйства – на 3,4 млрд руб.

При этом сокращение финансирования не всегда сопровождается изменением целевых показателей.

Но более, на мой взгляд, важно с точки зрения исполнения, которое мы сейчас оцениваем, то, что на 1 октября вообще не проведены расходы по 9 подпрограммам, оно даже не начиналось: по безопасности труда, по авиационным приборам, по возобновляемым источникам энергии, по инвестпроектам в Байкальском регионе, по созданию медицинского кластера Кавказских Минеральных Вод, по развитию судоходства в Арктике и некоторым другим.

Не было расходов по 2 ФЦП: по развитию гражданской авиационной техники и по развитию уголовно-исполнительной системы.

В целом, по всем этим программам, не использовались небольшие суммы - всего 10,7 млрд руб. Но по этим программам и ФЦП есть 35 показателей, по которым в январе – сентябре этого года запланировано 13 контрольных событий. Нужно понимать, будут ли достигнуты эти показатели и контрольные события при невыполнении плана по финансированию. По прогнозу Правительства, сокращение расходов не повлияет на достижение показателей.

Также в законопроекте увеличиваются бюджетные ассигнования на 8 приоритетных проектов и программ. При этом за 9 месяцев на реализацию приоритетных проектов направлено только 52,9% от запланированного на этот год. Это ниже, чем среднее исполнение расходов по всему бюджету.

Меньше чем на 40% исполнены расходы по 8 проектам. Заказчик по 5 из них – Минэкономразвития, по одному у Минобрнауки, Минстроя и Минздрава.

Например, «Доступное дополнительное образование для детей» - исполнено с начала года только на 30%, «Формирование комфортной городской среды» – на 20 %, «Повышение производительности труда и занятости» – на 11%.

Счетная палата провела выборочный мониторинг контрольных точек проектов, который показал, что отдельные контрольные точки не выполнены, выполнены не в полном объеме либо с нарушением сроков. То есть, мы по-прежнему видим недисциплинированность по отдельным программам. Это дает основание изучать, почему конкретные распорядители бюджетных средств, ответственные исполнители по госпрограммам не выполняют этих условий. Я думаю, что нам для этого нужен дополнительный анализ.

Хочу еще подчеркнуть, что Счетная палата не будет ограничиваться только констатацией таких фактов неисполнения или исполнения расходов без изменения показателей данных программ. Мы должны более строго увязывать выделяемые ресурсы с достижением результатов и показателей.

Несмотря на то, что уже не первый год внедряется программный подход и бюджет строится по программному принципу, такая увязка не всегда прослеживается, недостаточно анализируется и не влияет, по сути, в конечном счете, на выделение соответствующих средств.

Поэтому в ближайший год Счетная палата усовершенствует инструментарий анализа, чтобы реально дать возможность депутатам в Государственной Думе, членам Совета Федерации получать дополнительную информацию о такой увязке денег с результатами.

Я хочу поблагодарить депутатов за выдвижение двух кандидатов на посты аудиторов. Приход профессионалов, работающих в финансовой сфере, умеющих пользоваться современным инструментарием анализа, прежде всего в финансовой сфере и особенно в области финансовых рисков, предоставит эти новые инструменты для нашего анализа. Мы хотим, чтобы Счетная палата пополнялась такими людьми, спасибо, что согласовали эти подходы с нами.

Поступления от приватизации в законопроекте увеличены. Но на символическую сумму. У нас план на год – 15,8 млрд, хотя я боюсь, что мы не получим этих средств в полном объеме.

Федеральная целевая программа: предлагается сократить на 44,2 млрд руб., но кассовое исполнение на сегодняшний день составило только 321 млрд руб., или 44,8 %.

По-прежнему остаются объекты ФАИП, которые заблокированы. Не сняты ограничения по 19 объектам. То есть у нас конец года, уже можно было бы перераспределить те средства, но по 19 объектам еще не сняты ограничения – это значит, что нет проектно-сметной документации или соответствующих положительных заключений экспертизы на сумму 19 млрд руб.

Мы по-прежнему будем обращать на это внимание и будем еще более строго анализировать при формировании проектов бюджета.

В целом, если говорить о параметрах бюджета, то объем доходов вырастет на 1,3 % ВВП, объем расходов вырастет номинально, но в процентах к ВВП снизится на 0,3% ВВП и составит 16,6% ВВП. Профицит увеличится до 2,1% ВВП.

До конца года у нас в уточненных параметрах запланировано чистых заимствований 661 млрд руб. На 1 ноября (размещено) уже 423 млрд руб. Но мы уже видим, как сложно размещать новые заимствования на нынешних условиях. Еще до конца года чистые заимствования должны составить 238 млрд руб. Напоминаю, что даже если мы достигнем этого размещения, то на следующий год в проекте закона о бюджете на трехлетку чистые заимствования на ближайший год должны составить 1 трлн 700 млрд рублей, то есть должны быть увеличены (почти) в 3 раза.

Ну и в завершение хочу сказать, что нам нужно обратить внимание на исполнение бюджетного правила, потому что по бюджетному правилу использование ФНБ возможно только на софинансирование пенсионных накоплений или на финансирование дефицита бюджета. В данный момент мы видим изменения бюджета, которые фиксируют значительный профицит, а у нас в бюджете из ФНБ на расходы запланирован 1 трлн.

113 млрд руб. при этом даже еще не использовались до конца года. Получается, что мы планируем профицит и тут же из ФНБ берем 1 трлн 113 млрд руб. Такая коллизия сложилась. Она пока в рамках закона. Но нам нужно подумать, как дальше совершенствовать бюджетное правило, чтобы при таком профиците нам не требовалось использовать деньги ФНБ.

Спасибо.

Наверх