Выступление Председателя Счетной палаты Алексея Кудрина на заседании Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам

Press center
March 29, 2021
196 views
Share

My default image

Добрый день, уважаемый Анатолий Дмитриевич, уважаемые коллеги! Сегодня я представляю отчет. Год был беспрецедентным, экономические проблемы носили глобальный масштаб, это был вызов и для России. Конечно, идет речь о пандемии. Она повлияла на наш образ жизни, на нашу работу.

Во время двухмесячного локдауна многие министерства и ведомства уходили на удаленку. Мы тоже на два месяца останавливали все проверки. Мы завершали подведение итогов и анализ по уже проведенным проверкам, обрабатывали данные. Мы, безусловно, исходили из того, что нужно снизить нагрузку на ведомства, которые оказались буквально на передовой. К нам обращалось много министерств, мы с вами это обсуждали, на комитете. Спасибо за поддержку. Мы все понимали, что здесь нужна пауза в нашей работе. 

Мы тем не менее не потеряли это время, хотя объем выездных проверок стал меньше на 38 процентов, мы часть проверок проводили более дистанционно. И, конечно, часть нашей работы была связана с уточнением стандартов нашей деятельности (сегодня вы можете с ними ознакомиться), соблюдением этих стандартов, обучением сотрудников. Мы провели множество обучающих курсов, чтобы выйти после пандемии с новыми возможными компетенциями. 

Хочу отметить, что в целом в отчетном году Счетная палата провела 334 мероприятия, 85 в прошлом году были начаты, а в этом либо уже завершились, либо завершены. Порядка 60 мероприятий из ранее запланированных были исключены из плана работы, при этом добавили 40 – в том числе шесть мероприятий, связанных с анализом масштабных мер по поддержке населения и бизнеса. Например, мы проверяли стимулирующие выплаты врачам. В целом можно сказать, что результаты удовлетворительные. Там, где были недостатки, реакция наступала быстро, и правительство урегулировало ситуацию – уточнило правила выдачи субсидий по всем субъектам. Сейчас завершаем проверку закупок медоборудования, в том числе аппаратов ИВЛ. В финальной стадии проверка по предоставлению гарантий бизнесу. Еще часть проверок была сдвинута на более поздний срок, около 20 завершатся в этом году. 

Таким образом, несмотря на удаленную работу, темпы работы мы не снизили, мы перенаправили в другое русло, как я уже сказал. 

Также у нас значительно выросло число экспертиз нормативно-правовых актов. Из-за пандемии их стало гораздо больше. В 2020 году мы провели 1476 таких экспертиз, вернули в бюджет 16 млрд рублей, что больше, чем в предыдущие годы. 

Мы провели 230 мероприятий, связанных с предварительным и последующим аудитом бюджета (аудит бюджета остается основным по масштабу наших усилий, нашей работы), в том числе 191 контрольное мероприятие по исполнению предыдущего года и проектировкам следующего. 

Для подготовки ежеквартальных оперативных докладов об исполнении бюджета провели еще 29 мероприятий, выявили 3698 нарушений на общую сумму 355,5 млрд рублей. Из них по нарушению процедур госзакупок – 779 нарушений на сумму 109 млрд рублей. 

Кроме того, Счетная палата выявила почти 1,5 тысячи нарушений, связанных с формированием и исполнением бюджета, – больше чем на 70 млрд рублей. 148 должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности по результатам наших контрольных мероприятий, из них 34 уволены. Принято 32 решения о возбуждении уголовных дел по нашим проверкам (конечно, имеется в виду, и по тем, которые по материалам предыдущих в том числе) после предварительного дополнительного обследования. 

Мы традиционно анализировали консолидированные бюджеты субъектов. По итогам года дефицит бюджетов составил 676,5 миллиарда. Напоминаю, что в 2019 году был профицит – 4 миллиарда. Конечно, это связано в том числе и с тем, что расходы выросли на 15 процентов в связи с антикризисными мероприятиями. И в основном этот разрыв покрывался, соответственно, субсидиями и кредитами из федерального бюджета и заимствованием на рынке. Тем не менее доходы, получилось, выросли, но в основном за счет федеральных средств. 

В 2021 году, по нашей оценке, субъекты могут также недополучить 62 млрд рублей, по оценке прогноза по доходам, от того, что сейчас запланировано.
Доходы семи субъектов на 1 января этого года более чем на 70 процентов сформированы за счет федеральных средств. В Ингушетии на них приходится больше 8,6 процента доходов. В Дагестане и Карачаево-Черкесии – около 74 процентов. Тыва, Ингушетия, Чеченская Республика – где-то 83–86 процентов доходов – это все федеральные средства. Конечно, здесь видна достаточно высокая зависимость, ну и недостаточна самостоятельность в жизни этих субъектов. 

В 2020 году госдолг субъектов вырос на 383 млрд рублей, или на 18 процентов, и составил 2,5 триллиона. Это максимум за 10 лет. Это, конечно, объяснимо с учетом пандемии, но это требует дополнительного внимания, для того чтобы после пандемии при положительных темпах роста и положительных доходах субъектов… То есть при росте доходов субъектов мы должны видеть перспективу на снижение, постепенное снижение соответствующей величины долга. 

У трех субъектов долг превысил 100 процентов доходов – это Мордовия, Хакасия, Удмуртия. Вот у Мордовии – 195 процентов. У нас как Япония уже почти. В Японии больше 200 процентов к ВВП, у Мордовии – 195 процентов к собственным доходам. 

Проблемы с высоким уровнем долговой нагрузки усугубляются рыночными заимствованиями для финансирования текущих расходов. Конечно, для обеспечения текущих расходов по идее мы не должны прибегать к рыночным заимствованиям. Это означает, что у нас в модели что-то не так, в межбюджетном или в бюджетном федерализме. Потому что, если текущие расходы требуют заимствований, тогда этот долг непрерывно должен увеличиваться и тогда мы шаг за шагом подойдем к пирамиде – будем заимствовать, чтобы покрыть предыдущие заимствования и еще нарастить заимствования. Поэтому это требует более внимательного отношения, особенно в ближайшее время. 

То есть, повторяю, нужно отделять проблему критического года, когда мы накопили, а затем можем шаг за шагом покрывать, – это нормальная модель. А если у нас текущие расходы покрываются заимствованиями, то этот долг будет всегда наращиваться. Это две разных модели долговой политики субъектов. Повторяю, первая возможна, вторая, конечно, неприемлема. 

Счетная палата уже направила Минфину свои предложения по этой тематике. Соответственно, мы готовы их обсуждать на каком-то специальном заседании здесь, с Минфином, с Советом Федерации. 

Конечно, одна из важнейших сфер, которая находится под нашим постоянным контролем – социальная поддержка граждан. Президент поставил задачу сократить бедность с 13,2 процента до 6,6. Мы изучили в прошлом году все меры правительства, которые способствуют снижению бедности, провели полный анализ всех документов и всех мер, всех государственных программ и нацпроектов. Материалы опубликованы в конце декабря прошлого года, можете изучить. Такой беспрецедентной работы в отношении достижения одной цели еще не проводилось. 

Тем не менее мы хотим сказать, что в течение прошлого года принимались меры по дополнительным пособиям для детей в возрастах до трех лет и от трех до семи лет. Это поспособствовало снижению бедности, без этих мер ситуация была бы более острой. Мы надеемся, что снижение бедности продолжится. 

Вместе с тем анализ показал, что около 20 процентов малоимущих домохозяйств находились за пределами государственной политики, то есть у них не было… В отношении этой категории (мы выявили примерно 20 процентов находящихся ниже прожиточного минимума) не существовало каких-либо форм поддержки среди всех форм, которые были у государства. Таким образом, мы должны подумать над тем, как дать возможность любому человеку, находящемуся ниже прожиточного минимума, обратиться к государству и на определенных основаниях получить все-таки поддержку, а не остаться один на один с такой проблемой. 

Соответственно, мы во втором полугодии прошлого года провели экспертно-аналитическое мероприятие с анализом, какие формы такой поддержки могут быть. 

Во-первых, мы изучили все действующие формы поддержки и проанализировали возможность их увеличить или увеличить эти категории населения, например, распространить детское пособие до 17 лет как вариант. Но даже в этом случае не всегда ребенок или семья выйдет из зоны бедности, потому что когда мы говорим, что детское пособие может быть около 12 тысяч в расчете на ребенка… При его выплате дефицит дохода в семье может быть больше 12 тысяч, и при распределении в среднем на члена семьи все равно все члены семьи, так же как и ребенок, остаются ниже прожиточного минимума в любом случае, даже при выплате пособия. Мы морально считаем, что мы как бы выполнили свою миссию перед ребенком, но этот доход распределяется на всех членов семьи формально. 

И даже, по статистике, все равно семья останется в зоне ниже прожиточного минимума, если, как я сказал, дефицит дохода больше, чем сумма этого пособия. Поэтому мы считаем возможным рассматривать пособия по социальной поддержке, которые бы исходили из дефицита дохода семьи и распространялись на другие категории населения, не только имеющие детей. В таком случае мы видим пути снижения бедности и достижения тех целей, которые поставил президент. Соответствующие предложения представлены в правительство. 

Хочу также сделать акцент на тоже одном из важных вопросов. Наш анализ жизни на сельских территориях, развития сельских территорий позволил нам получить новые данные о разнице в уровне жизни горожан и сельчан. На этой неделе мы опубликовали новый бюллетень Счетной палаты, он посвящен развитию, как я сказал, сельских территорий. 

За 2018–2020 годы государство потратило на село больше 41 млрд рублей. Конечно, это не такая большая сумма, которая может в принципе изменить ситуацию в сельской местности. Конечно, нам нужно повышать эффективность, в том числе отдачу от этих средств. Мы разработали тоже ряд рекомендаций в этом направлении, в том числе по созданию системы управления рисками при реализации данной программы. 

В фокусе нашего внимания не только человеческий капитал, но и экологическая повестка. Одно из масштабных мероприятий 2020 года – запрос на проведение… который мы получили от Совета Федерации, – это "Оздоровление Волги". Материалы также уже опубликованы. Но напомню, что не все субъекты охвачены этой программой, те, кто работает в бассейне Волги. Целый ряд мероприятий, предусмотренных национальным проектом, отстает и даже не начат в соответствующие сроки. Конечно, это поставит под вопрос своевременность завершения этих программ. Например, в Астраханской области сдвинуты сроки строительства очистных сооружений на два года. 

Хочу отметить, что мы не ограничиваемся контролем бюджетных средств, мы даем рекомендации. Это новая форма работы Счетной палаты. Мы теперь выявляем во всех наших экспертно-аналитических мероприятиях рекомендации, выделяем из них приоритетные рекомендации по соответствующим критериям, которые более серьезно влияют на ситуацию в отрасли, профилактику или влияют на достижение конечных результатов. У нас уже они на учете, мы следим за их исполнением. 

Мировая практика у многих счетных палат мира (публично вывешиваются рекомендации) – примерно четыре года требуется для реализации рекомендаций. Потому что иногда это изменение законодательства, иногда это изменение правил межбюджетных отношений или правил субсидий. Поэтому требуется время, за один год они не реализуются. После четырех лет, как правило, актуальность рекомендаций снижается. Вместе с тем мы будем вести теперь такой мониторинг, вы будете видеть. Так что если мы о чем-то договорились и вставили свои результаты проверки, то мы вместе будем это мониторить, работать с министерствами и ведомствами. Поэтому мы в Счетной палате увеличиваем часть той нагрузки, которую мы будем вести по продвижению рекомендаций. 

Вот Светлана Юрьевна, которая здесь присутствует, какое количество совещаний в правительстве уже провела по детям-сиротам, по незавершенному строительству, по другим аспектам – связанным с дольщиками и другим! То есть мы не только сказали и забыли, но и начинаем с ними систематически работать. Это наше новое правило, которое мы уже два года внедряем, но вот сейчас мы его даже институционализировали в части работы с рекомендациями на постоянной основе. 

С 17 марта база по рекомендациям находится в открытом доступе на сайте Счетной палаты. 

Всего за 2019–2020 годы Счетная палата направила 869 рекомендаций, причем половина из них была определена как приоритетная. В итоге к 31 декабря прошлого года выполнена треть всех рекомендаций, в том числе 146 – приоритетных. 

Яркие примеры выполненных рекомендаций касаются финансирования курортов Северного Кавказа, где был велик риск дефицита – были утверждены правила субсидирования управления туристскими зонами в регионе. 

Еще один пример касается инвестиционной привлекательности добывающей отрасли – для ее повышения мы рекомендовали в приоритетном порядке раскрыть целый ряд запасов, которые всегда находились в зоне секретной, что давно уже и в других странах не являлось секретом. Да и у нас никакой необходимости их сохранять в секретной зоне. 

По результатам рекомендаций прошлого года запасы рассекречены примерно по семи видам минеральных ресурсов, как правило, редкоземельных или полудрагоценных. 

Еще одно резонансное мероприятие – проверка деятельности Пенсионного фонда. По его итогам было выдано 19 рекомендаций (10 – приоритетных). Одна из рекомендаций касалась выверки данных в системе персонифицированного учета ПФР. Известно, что данные ЗАГС, МВД, Федеральной налоговой службы не стыковались, в результате – не отражалось в данных Пенсионного фонда и своевременно не проводились доначисления пенсий пенсионерам. Кто-то, кто обратил на это внимание…. Это было резонансная такая проверка, результаты. 

Во-первых, мы выявили большой объем недоначислений – около 70 млн рублей недополученных пенсий (по нашей проверке). А затем была сплошная работа – счет пенсий во всех регионах по выверке баз данных и доначисления. 

Коллеги, просто миллионы, уже мы можем считать, миллионы пенсионеров получили доначисление своих пенсий, что мы считаем позитивный результат, в том числе нашей работы. Повторяю, там и целый ряд рекомендаций в рамках этой проверки были выполнены. 

Я буду завершать, потому что я остановился на некоторых, более известных и важных, иллюстрируя наши новые подходы. Конечно, я не имел в виду возможность сейчас передать все наши результаты по отдельным проверкам. 

Я хочу сказать, что по просьбе депутатов… Вот наш отчет этого года потолще. В прошлом году мы обошлись только одной книгой. А сейчас каждое направление, а в каждом направлении – аудит. Вот каждый аудитор имеет такое дополнительное приложение в разрезе каждого аудита. Так что, есть что обсуждать. И, может быть, это проще в чем-то, кроме общих результатов увидеть результаты по направлениям. 

Мы в этом году проведем даже больше проверок с учетом переходящих. 20 масштабных аналитических мероприятия пройдет по поручению президента. От обеих палат мы получили 57 запросов, которые вложили в нашу проверку. Это будут, безусловно, злободневные вопросы – экология, регулирование строительной отрасли и, конечно, снижение бедности (мы будем эту позицию мониторить и дальше). 

Спасибо.